Doki Doki Literature Club вики
Advertisement
Подожди! На этой странице может содержаться множество спойлеров.
Рекомендуем пройти игру перед прочтением данной статьи.


Oktemplate

Акт 1[]

Призрак в тусклом свете[]

Юри пишет это стихотворение в первый день клубной деятельности.

Пряди моих волос злато отражают, в янтарном свете ниспадающем
Купаясь.
А вот его источник.
Последний уличный фонарь, проверку временем прошедший, страж одинокий.
Последний сего века столп, что будет заменён неоном будущего сине-изумрудным.
И я плыву. В тиши, вдыхаю воздух настоящего, но в прошлом существую.
Мерцает свет.
Мерцаю я ему в ответ.

Енот[]

Юри пишет это стихотворение во второй день клубной деятельности.

История эта случилась поздно ночью, когда бутербродами перекусить мне захотелось очень.
Мое внимание привлёк енот, он за окном шнырял, проворный словно кот.
Как помню сейчас, свои странные наклонности я заметила в первый раз.
Кусочком хлеба я с енотом поделилась, подсознание мое с последствиями смирилось.
Осознало оно, что, набив живот, ещё не раз ко мне придёт енот.
Пленяющая красота ножа первым симптомом была.
Хлеба куски — моего любопытства тиски.
Зверёк — соблазна исток.

По мере того, как росла луна, всё больше света отражалось от лезвия ножа.
Того же света, что мерцал в пушистого моего друга глазах.
Я режу хлеб, свеж и мягок он. Полосатый зверёк всё сильнее возбуждён.
Или, возможно, то мои эмоции беспокойные, спроецированные на енота довольного.

Енот стал упрям, за мной теперь следует по пятам.
Или как ещё можно сказать, мы в компании друг друга привыкли пребывать.
Аппетит зверька растёт день ото дня, мой хлеб выручает во все времена.
Каждый раз, как ножик разрезает хлеба, енот в возбуждении скачет туда-сюда.
Кровь приливает, классический рефлекс Павлова в силу вступает.
Режу хлеб не спеша, раз сыт енот, довольна и я.

Призрак в тусклом свете. Часть 2[]

Юри пишет это стихотворение на третий день, если Протагонист посвятил ей три своих поэмы в этом акте

Пряди моих волос злато отражают, в янтарном свете ниспадающем
Купаясь.
Сине-изумрудный свет мерцает вдалеке.
Одинокая фигура показалась — силуэт, как призрака свечение.
Сердце застучало. Силуэт всё ближе подходил ко мне.
Зонт я распахнула, надеясь, тень — моё убежище.
Но поздно спохватилась я.
Вот он уже стоит под светом фонаря. Я ахнула, зонт уронила.
Мерцает свет. Колотится в груди. Рука его поднялась.

Время замерло.

Единственный движения знак — янтарный свет, его рукой отражённый.
Свет мерцает, бьётся сердце в унисон.
Он дразнит меня за то, что отдалась эмоции запретной.
Могли вы знать, что призрак также чувствует тепло?
Я засмеялась — понять попытки тщетны.
В чём важность осознание того?
Его рука в моей. Мерцанье прекратилось постепенно.
Цвет сердца моего — янтарь, а синий изумруд — его.

Пляж[]

Юри пишет это стихотворение на третий день, если Протагонист не посвятил ей три своих поэмы в этом акте.

Невероятно, миллионы лет его формировали,
Где чрево Матушки-Земли случайностью на поверхность вышло
Под небом ясно-голубым видны блаженства дали—
Но серость туч непостижимую загадку шепчет.
Мир, где, заблудиться чтобы, всего одно мгновенье нужно,
Тот самый мир, где, всё что потерял, найти несложно.

Ты строить замки можешь, но только там, где с влагою песок.
Но, коли важен он, прилив тут нас настигнет.
Неважно, облизать он нежно лишь основание замка смог,
Или в мгновенье ока волною поглотил всё.
Исход всегда один, что тут гадать?
И всё же замок выстроить пытаемся опять.

Я стою в воде, пена волн щекочет щиколотки ног.
Стопы мои погружены в песок.
Солёный воздух меня лечит.
Легкий бриз нежен, но его силы нельзя не заметить.
Мои ноги стоят у крайней черты, соблазняемые пенными узорами.
Повернуть ли назад, оставив покой, заржаветь постепенно на береге?
Или дальше ступить, повинуясь себе и вернувшись в землю навеки?

Акт 2[]

Колесо[]

Юри пишет это стихотворение во второй день клубной деятельности.

Вращающееся колесо. Поворот оси. Измельчение. Головка болта. Линейная коробка передач. Падающее небо. Семь священных долей. Корабль в доке. Портал в другой мир. Тонкая верёвка, привязанная к толстой верёвке. Разорванная упряжь. Параболическая коробка передач. Расширяющаяся вселенная. Время, управляемое поворотами шестерней. Существование Бога. Плавание в открытой воде во всех направлениях. Утопление. Молитва, написанная кровью. Молитва, написанная пожирающими время змеями с человеческими глазами. Нить, соединяющая все живые человеческие глаза. Калейдоскоп священных долей. Экспоненциальная коробка передач. Небо взрывающихся звезд. Бог, опровергающий существование Бога. Колесо, вращающиеся в шести измерениях. Сорок шестерёнок и тикающие часы. Часы, отсчитывающие одну секунду за каждое вращение планеты. Часы, тикающие сорок раз каждый раз, когда тикают второй раз. Головка болта священных ставок, привязанная к существованию корабля в доке в другом мире. Калейдоскоп крови, написанный часами. Пожирающая время молитва, соединяющая небо сорока шестерёнок и открытые человеческие глаза во всех направлениях. Дышащая коробка передач. Дышащий головка болта. Дышащий портал. Дышащий корабль. Дышащие змеи. Дышащий Бог. Дышащая кровь. Дышащие священные доли. Дышащие человеческие глаза. Дышащее время. Дышащая молитва. Дышащее небеса. Дышащее колесо.

mdpnfbo,jrfp:[]

Юри пишет это стихотворение на третий день.

штпдуе ыеуфьуеещы кщкшв уфынпщштптуыыуы тфдщкзрштуы бензол реагировать шампанское икшы
едусщту зфкфощгктфдшыь руккштпищту афктфклудув эпизодически сщщешуы штшешфддукы
биметаллическиеб арендованные хинтерыб доверительные компьютерные компьютерные тенорыб зшттфсду учщешсф
ддн щмукрфвуы зкщерфддшфб задние трюки расщелины постельных принадлежностей контратаки
хэллет лыжи песочные часы сфттщдш сфкмут тшы ыудащьфтшфсфдб ифкьштуыы пфддшмфтеув
юго-востокб оофорон сгущенныйб ленточная кольчатая кольпоскопическаяб вщдутеу екуиишфтщ ку
телятизацияб изотропные моносинаптические изогнутые стоныб энтероценоз офсгя
яш озабоченностьб ипподром наружу пщщпы ефиишыуы ондуляторыб метатезирование ырф
кшф зкузщыещк тугкщьфые сгкьгвпущты фсефишдшенб фксрфшыу ызштл куввутштп ьшысщгте
б сумасшедший физиостигмин государственное устройство тугкщсщудуы ифььувб нежные баргусты скгыфвщы
довериеб мансифты дарсис аэрофоныб реитбокс неудобноб расширителиб монозадание
галабияб уместности целесообразны остроумныеб хирографии скфсрфср гтыфешыафсещкштуыы ыц
ерундныйб извращенный сепаристый славянский каракулиб скотчатый стрингер желатин а
лагстоныб концепты концепций сурроксинговб контрбласты кфсруб численныеб ву
дшкшафсшутеы ьуерндершщтшту ьфтекфь внтфьшые фещьшыув зуксштшт зуксштшт рк
нмтшфы прагматизирующийб укоризненность телеработы теперь деформируется открывающимб игктуеешяу
сфкнщзеукшы ыгифтпгдфк цшккшсщцыб трансвеститы ыштшсшяув тфксшыыгы ршлукы ьутщ
дегазацияб постингические алиментыб сикофенция сероконвертингаб янтрас кфзршв
уы сдшаешуые ищыерщщт ящщерукфзн хлориды по всей стране ысрдги нгкш таймшерсы сфы
ефтщызукьшту ифслызфсуы куштсшеу сщфсешщты ыщдшптшашсфешму зфдфашееу зщщаеукы ыг
иогтсешщты фйгфкшфтб ерукфдшеу кумштвшсфештпб снтщыгкфд зукьшешишдшешуы тфксщешыш
тп путешествие по щгелшыыув сдфкшсрщквы екщгешук ьнщзшфы гтвшмукештп эвакуации ыт
фкшук ыгзукпдгу вуфьштшыу шташкьфкшуы еуаа руиузркутшфы икфштищчуы рщьщтнь дфтсу
пустьб лабибентный блуждающийб взвесилб ацетальбулы атенололб вуллщы ысфксук адгеув фигдшф
ы флагшеры цфььгд хвастливоб пфдкфмшеср рфззшуы штеукфыыщсшфешщт ьгдешзфкф фгпьу
тефешщты еукфещсфксштщьфеф коллинг вшвфлфш нечасто рфшкефшды запутанность гыг
фды зшддщкшыу щгекфештп катафорезб обстановка дупдут пщуершеу вуидфеу игееуки
гкы фонетизация самых красивых гипоакустических туфельб цепных пловцов кщфвидщс
лув кувщту ыщдшдщйгшуы икщлштп ьутвфсшщгытуыы зфкфышешыьы сщгтеукцщкдв гткфмуддш
тпы капризы страстноб щтщьфещзщуышы раскаяние кфьуйгшт ьщзищфкв угзргшыешсфд
дн мщдеф ынсщзрфтешяув фддфтещшвуы ищкы ищгсдууы кфшыштпы ыгыефштштпб вшфищдшые ы
клещиб лепесткиб лепестки бисексуализмаб гемолизированныеб вфьтфишдшешуы гтл
наводящие недоуздокб периферийные конвейерыб диатомичностьб погашение обманаб
мфьщыув ршьб ыдфтеукы ьщщткщсл зщккшвпн ьщтыекгщгыб руфкецщщв ифыыщщтшые зкувшызщы
ионы офкпщщт доминируетб робкое неотъемлемое переустройство неизбежноб умоляя к
уешфкн екфтйгшддшяштпб гтшзфкутефд вкщщпыб фддщекщзщгыб ащкяфеш фишщпутуешс щивгкфе
ионные освобожденные униформыб эпиляция сфдшыфнф вшызшеущгыдн сщппдуы облаченные адглшдн
воспламенение скомпилированных икота муниципалитет зутефпкфзры посылки ыгедук выкапывает
спасибоб агеук зукегыув щмукзфслы пгшкшыруы рндщерушыь зш

Свежая кровь сочится через порез, окрашивая её кожу и грудь в красный. Мое непреодолимое желание нарастает, дыхание учащается. Образы не исчезают. Он побуждает меня вгонять нож в её плоть, клинком насилуя тело, перемешивая внутренности. По мере того, как мысли возвращаются, разум покидает меня. От мыслей мой мозг пронзает острая боль. Это отвратительно. Абсолютно отвратительно. Как я могла позволить помыслить о таком? Но ошибки быть не может. Страсть струится в моих венах. Боль в мышцах происходит из-за не находящего выхода напряжения всего моего тела. Её третий глаз притягивает меня ближе.

Advertisement